25

ИЮНЯ

воскресенье

Произведений    сегодня:  0  всего:  6756

Сообщений    сегодня:  0  всего:  2871

Рецензий    сегодня:  0  всего:  18511

Читателей    сегодня:  2787  всего:  3579572

Авторов    всего:  283

Сообщений до закрытия ветви:  не ограничено

Статус сообщения: произведение

читателей всего:

454

читателей сегодня:

1

рецензий всего:

3

прочитано:

Вс, 25.06.2017 20:23 (неизвестный читатель)

номинация:  нет

Мухов Макар

в отсутствие безнадежности

Ср, 10.12.2003 16:17

Мухов Макар

Copyright © by Мухов Макар
в отсутствие безнадежности




:::.четвертый этаж. Направо первая хирургия. Налево крупными буквами <ОПЕРБЛОК>. Впереди длинный коридор, по которому то и дело с огромной для данного места скоростью проносятся каталки с непонятной поклажей. Я иду по коридору. Около стен стоят многочисленные аппараты искусственной вентиляции легких, дефибрилляторы, стеллажи с флаконами физраствора: слева ординаторская, справа сестринская. <здравствуйте. Я к вам на практику>:::.

:::.Я ожидал невменяемые лица, слезы и страх. Вместо этого был сражен волной оптимизма. Именно оптимизма. Безграничного и немного ненормального. Они (те, кто были в сознании) говорили (если, опять же, могли говорить) о доме, работе, увлечениях: но не о болезни. Мне стало не по себе в первый же день от этого. За весь месяц слово <смерть> произнесла только одна. Она патологически боялась боли и, даже когда ей ставили внутримышечные уколы, она кричала. Такие запоминаются. Мы звали ее Алевтиной. Она кричала о двух дочках, трех внучках: о том, что ей еще рано, но она же все понимает:. Кстати, у нее не было ничего серьезного:::.

:::.А еще крови. Поток крови даже предшествовал потоку оптимизма. Я думал, что страшно будет колоть вены, капать смертельно опасные своей токсичностью химиопрепараты. Когда я зашел туда у меня уже не было времени думать. Поток крови смыл все сомнения и предрассудки. Раньше я боялся крови:::.

:::.исключительно интересное распределение энергии. Люди после сложнейшей тяжелейшей операции находят силы на что попало. Некоторые говорят без умолку. Некоторые все пытаются самостоятельно сходить на судно (не через катетер). А я каждый день выходил оттуда даже не как выжатый, а как высушенный и растертый лимон. Я предположил, что вне зависимости от того, кем они были там, за окнами, здесь они становятся энергетическими вампирами. Это компенсаторная реакция организма, попытка достать силы откуда бы то ни было. Мол, <простите, ребята, все понимаю, но мне больше надо, чем вам>:::.

:::.Здесь нет имен. Имена остаются там, в коридоре, в отделении, на улице. Здесь всем, кто не является персоналом, даются номера, соответствующие номеру кровати. Есть и исключения. Больные, которые лежат здесь долго. В реанимации можно лежать по месяцу и более. Естественно, что такие больные невольно выходят из списка <пронумерованных> и оказываются вне цифровых определений. Запоминать всех нет смысла. Скорость и темп работы жизни здесь просто лишают этой возможности::: .

:::.Когда попадаешь в экстремальную ситуацию, когда что-то угрожает жизни, теряет смысл всякое притворство. Можно провести аналогию с психбольницей. Люди попавшие туда ведут себя абсолютно естественно. Все, что не укладывалось в рамки нормы в обществе широкого смысла, здесь воспримется как должное. В месте моей работы так же. Только человек открывает глаза, сразу становится ясно, кто он. И, о ужас. По большей части люди оказывались хорошими. Субъективно, конечно, но хорошими. <Все-таки их больше>. А может болезнь плохих не берет?

:::.Своим медицинским умом я понимал, что любую боль можно пережить. Я прекрасно представлял, как добрая молекула проходя через гематэнцефалмческий барьер аллостерически взаимодействует с соответствующим опиатным рецептором, меняя восприятие и психологическое отношение к боли. Однако мой ум обывательский, ум поэта, не мог представить те невыносимые страдания, которые испытывали люди, приходя в себя:::.

:::.Вот она, граница между материалом и человеком. Она проявляется в соотношении ситуаций. Уходя ты смотришь на кровать №4 и видишь лежащую биомассу с трубками и в швах, которые, кажется, просто по определению не могут зарасти. Приходя следующим утром, после слов приветствия слышишь, как человек, лежащий там, где лежала биомасса здоровается с тобой (человек, переживший удаление всего, что только можно представить, человек, который уже навсегда должен будет забыть о нормальной жизнедеятельности, желает тебе здоровья). При этом замечаешь на лице человека подобие улыбки. Нет. Настоящую улыбку. Пусть через сетку страдания, но улыбку. Парадокс:::.

:::.- Марат, Мараат: здравствуйте. А мне сегодня разрешили ходить. Вот, я встаю нормально. Врачи уже и о выписке поговаривают. - Я делаю вид, что узнал. Я меняюсь в лице. Можно понять, что я в некотором недоумении, но кому это надо? я не помню, как зовут этого человека. Я помню его на лицо. Помню даже, что он №2. Мне по большому счету все равно, ходит он или нет. В данный момент он отвлекает меня. Но уже через 4 часа, проезжая в трамвае около какого-то очередного рекламного стенда я пойму, как приятны и даже дороги мне эти слова:::.

:::.Сейчас, оценивая месяц работы в реанимации онкологического диспансера, я прихожу к выводу, что он является очень значимым периодом в моей жизни. Хорошая школа врачебного и сестринского мастерства. Любая выходящая из ряда вон ситуация влечет немедленную мобилизацию всех сил. Работа персонала настолько слажена, что кажется, они делали это миллион раз. А ситуации не повторяются. Ум врача ликует. Больной, у которого из плевральных дренажей выделяется сметана со взбитыми яйцами, вводимая для стимуляции желудочно-кишечного тракта для меня - врача - просто интересный и даже забавный случай. Еще до осложнений, он постоянно просил меня принести ему одежду. Он не понимал, почему его держат в реанимации. Он умер в начале августа. Я - обыватель, я - поэт, не могу понять, за что?:::.

:::.
Жизнь уходит вне
Да замок в ворота,
Проживем так,
Чтоб не смыло башню.
Чего ради мне
Думать о заботах?
У меня рак.
Мне ничто не страшно.
Навсегда храня,
Нелегко ужиться,
Пролететь близ
Вашей колокольни.
Выйдя от меня,
Не кривите лица.
Это не каприз,
Просто очень больно.
Тошнота к еде,
Синяки локтями,
Даже, может быть,
Посветлеет челка.
Доктора везде,
Говорят кругами,
Пробуют лечить -
Знают, что без толка.
В очередь стоим,
Вектором, но криво.
Будет день и свет,
Врозь чьей-либо воле.
Благодарность им,
За альтернативу:
Пара-тройка лет/
Километры боли.
Я вернусь потом,
Заживу, как прежде.
Химия горой -
Ничего, конфетки.
Приходи в тот дом,
Где жива надежда
И побудь со мной
До последней клетки.
Оптимистом слыть
Грезилось годами.
Повести в одну
Бонусом билеты.
А когда ходить
Не смогу следами,
Подкати к окну
И открой мне лето.
Смысл имеет рок
За стеной палаты,
Подлое число
Внутреннего роста.
Несмотря на срок
Сброшу циферблаты,
Буду жить назло,
На добро и просто.
:::.

Сообщений до закрытия ветви:  не ограничено

просмотр:     список читателей

Список рецензий:

в отсутствие безнадежности     Мухов Макар   10.12.03 16:17

в отсутствие безнадежности     Мухов Макар   10.12.03 22:40

в отсутствие безнадежности     Глеб Бутузов   10.12.03 21:47

в отсутствие безнадежности     Глеб Бутузов   10.12.03 21:46

логин :

пароль :

  

регистрация      забыли пароль?

Google

Литературный проект "Lastwitch.com" © 2001-2017 "Последняя Ведьма"
Яндекс цитирования