30

МАРТА

четверг

Произведений    сегодня:  1  всего:  6677

Сообщений    сегодня:  0  всего:  2868

Рецензий    сегодня:  0  всего:  18492

Читателей    сегодня:  923  всего:  3431243

Авторов    всего:  283

Сообщений до закрытия ветви:  не ограничено

Статус сообщения: произведение

читателей всего:

271

читателей сегодня:

3

рецензий всего:

3

прочитано:

Чт, 30.03.2017 12:31 (неизвестный читатель)

номинация:  нет

Бурштейн Александр

ТУРЕЦКАЯ БАЛЛАДА

Пт, 03.11.2006 01:32

Александр Бурш

Copyright © by Александр Бурш
ТУРЕЦКАЯ БАЛЛАДА




ГЛАВА I

ПашА сидел на оттоманке,
Обозревая пышный сад,
Куда нукеры персиянку
Ввели семнадцать лет назад.
Он помнил глаз ее опалы
И как застыла в них слеза,
И как чалму в траве щипала
Его ангорская коза.

Паша давно устал от зноя,
От восхвалений и побед.
Любимой дочери весною
Исполнится семнадцать лет.
Он обводил пытливым взором
Стамбульских стен тяжелый ряд,
Где янычары над Босфором
На страже Родины стоят.

Осматривал валы и башни,
Посты у кованых ворот
И погружался в день вчерашний.
За далью даль. За годом год.
Лениво встал, и пес клыкастый
Привстал за ним, внушая страх,
И песнь запел бюль-бюль горластый
На субтропических стволах.

Паша послушал. С чувством муки
Он вспоминал воспетый год,
Когда отборных мамелюков
Повел на Индию в поход,
Зурны волнующие звуки,
Востока дивную луну
И как лихие мамелюки
Шли на священную войну.

Уже и взгорья, и болота
Остались за спиной, вдали,
Когда индуса-звездочета
В шатер походный привели.
Тот напророчил: "Смертью близких
Позор оплатишь и обман".
Навек, без права переписки,
Шпиона заперли в зиндан.

Но как не верить в злую силу?!
Еще не кончилась война -
С нукером подлым изменила
Паше любимая жена.
Он не вступал с ней в перебранку
И не доказывал вину.
С кормы швырнули персиянку
За борт, в бегущую волну.

Паша угрюмо брел по саду,
Угрюмый пес за ним трусил.
Забыв от страха про усладу,
Бюль-бюль истошно голосил.
И вдруг паша сказал охране,
Дозором обходившей вал:
"У вас индус сидит в зиндане.
Там караул давно устал".


ГЛАВА II

Шаланды в море ждут рассвета,
В овчарнях дремлют пастухи,
А на стамбульских минаретах
Кричат ночами петухи.
Паша, сидящий у кальяна,
Ведет великим мыслям счет...
Вошел тюрбан, а под тюрбаном
Вошел индийский звездочет.

Паша не чтил дворцовых правил -
Он сам когда-то их писал,
Рукой дряхлеющей заправил
За пояс родовой кинжал
И, подавив с трудом зевоту
Пока приветствий слушал лесть,
Махнул небрежно звездочету
И предложил на коврик сесть.

Шпион бочком присел несмело,
Смутясь, поймал под мышкой вошь
И выслушал: "К тебе есть дело,
А ты в тюрьме баклуши бьешь!
Но мы над i расставим точки.
(Аллах, не отклони мольбу!)
Сегодня в пять доложишь дочки,
Моей единственной, судьбу".

Шумело море где-то рядом,
С каштанов капала роса,
И звездочет уперся взглядом,
Вслед за тюрбаном, в небеса.
Они лежали шкурой барсьей,
Но проникал ученый взгляд
До тех времен, когда на Марсе
Посадят яблоневый сад.

А ровно в пять, в тумане сером,
У Ойкумены на краю
Рождалось солнце. Две галеры
Пришли в кильватерном строю.
К ним звездочет в своем исподнем
Сбежал с пригорка на причал -
С галеры шел паша по сходням
В сопровожденьи янычар.

Мелькали огненные мухи,
Час откровения настал -
Ученый муж паше на ухо
Доклад секретный прошептал.
"Слова твои достойны веры.
Ты осветил кромешный мрак", -
Паша вздохнул, пошел к галере
И янычарам подал знак.

Вода бурлила за кормою,
Метались чаек голоса.
Паша бубнил: "Итак, змеёю
Грозят ребенку небеса.
Клянусь клинком дамасской стали,
Я змеям преподам урок!"
А янычарам выдавали
По паре кирзовых сапог.


ГЛАВА III

С утра паша гулял по саду.
Проснулся пес и пел бюль-бюль.
За предсказание в награду
Отпущено двенадцать пуль
И приняты крутые меры:
Дочь - в башню до грядущих дней,
Пока за Родину и Веру
Не истребят поганых змей.

А янычары не тужили,
Им даже нравился приказ -
Змею, где видели, глушили
И выставляли на показ.
От стен Стамбула до окраин
Бескрайней Родины своей
Народ, как истинный хозяин,
Повел учет побитых змей.

Паша наведывался к дочке
И говорил, прижав к груди:
"Все это, доченька, цветочки -
Сбор ягод будет впереди!
Все это, доченька, начало
Великих дел в родном краю".
А дочь, понурившись, молчала
И думу думала свою.

Итак, паша гулял по саду.
Проснулся пес и пел бюль-бюль.
Срывая кисти винограда,
Нукер их клал в огромный куль.
Был день по-праздничному ярок,
Паша свободен от забот.
Сегодня дочери в подарок
Он угощенье отнесет.

Весной волы бредут по пашням,
Желтеет к осени бульвар,
Но круглый год у грозной башни
Стоит на страже янычар.
Стоит, поскольку это надо,
Но дело, видите ли, в том,
Что дочь паши бросала взгляды
На янычара под окном.

Ее отец - диктатор низкий,
Позор и горе мусульман!
Сейчас в подробнейшей записке
Она изложит верный план.
Ее любовь - тому награда,
Кто, ей служа, спасет народ.
Достойней умереть от яда,
Чем от отсутствия свобод.

Баркасы бились у причала,
Осенний ветер дул с реки,
Посланье тайное упало
К ногам, обутым в сапоги.
Петух на флюгере качнулся,
Арбы столкнулись на мосту
И янычар, чихнув, очнулся
От сна на вверенном посту.


ГЛАВА IV

Тушили дворники неловко
Листвы языческий пожар,
В порт за пеньковою веревкой
Шагал отважный янычар.
Шагал в распахнутые дали,
Как будто шел на смертный бой.
Рыбачки чепчики бросали
В мундир парадно-выходной.

У одноглазого пирата
Подпилок куплен за динар.
Теперь назад идти солдату,
Нести к любимой этот дар.
Он облегченно усмехнулся,
Что дремлет сменщик на посту.
"Ты, парень, кажется, рехнулся", -
Сказали грузчики в порту.

Вот он пришел, слуга народа, -
Попутный ветер в спину дул -
И, несмотря на непогоду,
Почетный принял караул.
Она ждала в своих покоях,
Он на посту мечтал о ней,
Его однополчане строем
Маршировали против змей.

Сгустился вечер над Стамбулом.
Пес задремал, умолк бюль-бюль.
Паша, надменный и сутулый,
А с ним нукер, несущий куль,
Явились к одинокой башне,
Курнули, глядя на закат,
И спрятал часовой бесстрашный
Веревку в куль, под виноград.

Сидели долго - пили, ели...
Исчерпан разговор до дна.
Паша ушел. Закрылись двери.
Она одна. Совсем одна.
Дрожит. Ее движенья робки.
Но все давно предрешено -
Веревку привязав к решетке,
Бросает бухту за окно.

Уселась, ждет. Темно и страшно.
Но сладких грез не рвется нить -
Ее герой ползет по башне,
Чтобы решетку подпилить.
Его все нет: "Ну где ж ты, милый?!
Скажи мне, в чем моя вина?
Твоя Фатьма не изменила!
Твоя Фатьма тебе верна!"

Что наша жизнь?! В ней все так шатко.
Подпилок - краденый товар.
И трое лиц, сугубо в штатском,
Пирата взяли, с ним - динар.
Паша еще жевал купаты
И нюхал дочкину герань,
А янычар уже в штрафбаты
Отправлен был под Эривань.


ГЛАВА V

В сапожках красного сафьяна,
Глушивших шум его шагов,
Прошел паша, чтоб у кальяна
В уме подсчитывать врагов.
Спят турки, греки и татары,
В порту и в доках - ни души.
Спят курбаши, спят янычары,
Спит, не раздевшись, дочь паши.

Не слышно шума городского,
У черной башни тишина,
Спит на штыке у часового
Новорожденная луна.
Ночь на дворе. Тепло и сыро.
Клонится дело к октябрю.
Мышь подобрала крошку сыра
И вдруг увидела змею.

Змея скользила из подвала,
Шурша, как крапчатая толь.
Она неделю там лежала,
Пережидая быль и боль.
Страдая от движений резких,
Змея ползла на ближний пост,
Где человек в нелепой феске
Ей перебил прикладом хвост.

Ее знобило и мутило,
Ей день не пережить иной.
Она еще не отомстила.
Змея ползла в последний бой.
Ползла в тени, у самой бровки,
Надежно прячась от луны,
И ткнулась головой в веревку,
Свисающую вдоль стены.

Паша не спал. В дурмане ватном
Сидел, облокотясь на стол,
Когда пронзил его внезапно
Тупой предчувствия укол
И от коврового порога
До византийских потолков
Дворец заполнила тревога,
Не повредив дверных замков.

Он слышал плач, и слышал стоны,
И дочь, зовущую отца.
Казалось, всадник запыленный
С разгона рухнул у крыльца.
Измена Родине и Вере!
Порядок предан и народ!
Стучит в висках - стучатся в двери...
Сейчас беда к нему войдет.

Паша поднялся, словно пьяный,
Но в тот же миг, не тратя слов,
Метнулся зверем из кальянной,
Будя пинками нукеров.
Клыкастый пес блевал от лая,
Бюль-бюль пищал про Судный час,
А нукера, коней седлая,
Забыли совершить намаз.


ГЛАВА VI

Алел восток зарей бескрылой,
Луну спугнул нежданный шум,
Мышь поперхнулась крошкой сыра,
Когда увидела пашу:
Ревел поток свинца и стали,
Мост под копытами гремел,
И бури в дебрях бушевали,
И муэдзин надрывно пел.

Паше решающее слово:
"Веревка? Очень подойдет,
Чтобы повесить часового
На перекладине ворот.
Замок заело? Слышен шорох,
Как-будто кто-то там снует?
Насыпать под ворота порох!
Аллах простит, народ поймет".

На сходнях грузчиков качнуло,
Рыбачки бросились на шум -
Катятся ядра, свищут пули.
На море шторм. В Стамбуле штурм.
Бурлил поток свинца и стали.
Вороны наблюдали с крыш,
Как нукера переступали
Через контуженную мышь.

По лестницам носились тени,
Грозили темные углы,
Давно истертые ступени
Им помогали, как могли.
С пальбой и рукопашным боем,
На пушку, глотку и ура
Подходы к внутренним покоям
Под вечер взяли нукера.

Мундиров порванных прорехи,
Подсчет ранений и потерь,
А впереди набрякшим веком
На петлях нависала дверь.
Светильник масляный задуло,
Бойцы курили самосад.
Паша, надменный и сутулый,
Вошел и отстранил солдат.

Ремни сползают с плеч покатых,
На сердце давит габардин.
Но он один идет в палаты,
Один - со смертью - на один.
Подходит к старой оттоманке,
За вдохом вдох, за шагом шаг.
Мотив "Прощание с турчанкой"
Звучит настойчиво в ушах.

Паша срывает покрывало.
Летит и кружится Земля.
Шипит, высовывая жало,
Метроворостая змея.
В ее глазах пылает мука,
В его груди горит пожар.
Паша не проронил ни звука
И вынул родовой кинжал.


ЭПИЛОГ

Коровы нюхали помои,
Кружились в небе журавли.
К порталу башни под конвоем
Еврея-лекаря вели.
А турки, греки и татары,
И генерал, и рядовой,
И курбаши, и янычары
Рыдали сомкнутой толпой.

Клыкастый пес подох от рвоты,
Бюль-бюль шарманит во дворе,
А сквозь снесенные ворота
Проходит девушка в чадре.
Вдоль стен, дуванов и заборов
Идет по улочке кривой
По направлению к Босфору
И прочь от башни роковой.

У одноногого пирата,
Не выбирая, наугад,
За горстку новеньких дукатов
Берет шаланду напрокат.
Белеет парус одинокий
В тумане моря голубом.
Что ждет ее в стране далекой?
Кто ждет ее в краю родном?


Сообщений до закрытия ветви:  не ограничено

просмотр:     список читателей

Список рецензий:

ТУРЕЦКАЯ БАЛЛАДА     Александр Бурш   03.11.06 01:32

Re: ТУРЕЦКАЯ БАЛЛАДА     В.Вин   09.03.17 13:10

Re: ТУРЕЦКАЯ БАЛЛАДА     Wallaby   06.11.06 02:25

Re: Re: ТУРЕЦКАЯ БАЛЛАДА     Александр Бурш *гость*  07.11.06 16:39

логин :

пароль :

  

регистрация      забыли пароль?

Google

Литературный проект "Lastwitch.com" © 2001-2017 "Последняя Ведьма"
Яндекс цитирования